Что такое современная сексуальная хореография?

Мужчины семьи Монтойя о философии и эволюции фламенко

События мира фламенко 2016

Что такое курс приватного танца?

Who's that chic? Или как стать ципой?

Танцевальное путешествие в Японию

Виталия в Британии

О возможностях развития в танцевальном сообществе

Вернувшись сегодня с Мирового Конгресс Исследований в области танца под эгидой Танцевального Совета ЮНЕСКО меня посетила мысль о том, что чувство демократичности у ж очень влияет на готовность человека к обучению.

Пресс во фламенко, зачем он нам?

Немного раскрою зачем мы вдруг занялись почти спортивной практикой на танцевальных занятиях.

Увидеть больше

Иррациональный танец

ИРРАЦИОНАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ

 … для эффективного и продуктивного мышления никогда не будет достаточно одних только строгих  правил.  Нужно  ещё  что-то.  Это что-то  можно  назвать  интуицией,  озарением,  изобретательностью, искусством.

 (Казаков А., Якушев А. «Логика. Парадоксология»)

 

Что толку в книжке, - подумала Алиса, - если в ней нет ни картинок, ни разговоров?

(Кэрролл Л. «Алиса в стране чудес»).

 

Бег по кругу и длинный рассказ.

 Первая цитата из приведенных выше заставила поразмыслить на тему творчества как такового и задаться вопросом: какова роль мыслительного процесса в процессе творческом – быть ему там или не быть? Если быть – то в какой роли? И почему, если даже «физики» признают, что для продуктивного мышления нужны изобретательность и искусство, сами «лирики» зачастую так боятся искусства, свободного от догматов рационального мышления? Почему, «случайно» посадив белые розы, кэролловские садовники затем старательно перекрашивают их в красные, вне зависимости от эстетической гармонии полученного результата?

Да, мир искусства субъективен, и в нем всегда найдется “Королева”, которая прикажет отрубить голову. Но тот, кто боится эту голову потерять, скорее всего, всю свою жизнь так и будет проходить мимо кроличьей норы и никогда не попадет в Страну Чудес.

Возьмем, к примеру, танец. Изучая его историю и истоки, можно прийти к выводу, что танец изначально – явление иррациональное, которое не вписывается в рамки логического мышления, а является продуктом отражения первобытного представления о “примитивных” (т.е. не подтвержденных научно) магических причинно-следственных связях. В ходе эволюции человека танец, как и многие иные элементы человеческой деятельности, был подвергнут социализации и попыткам «вписывания в рамки» (расчет «идеальных» тактов и счетов, геометрически прописанные траектории перемещения пар и т.д.), причем уже не ради результата, но именно с целью «визуальной гармонизации». Но с конца 19 – начала 20 века, когда, благодаря психологии и психоанализу с ролью бессознательного в жизни человека  начали считаться в гораздо большей степени, искусство как таковое, а вместе с ним и танец, вырвались за границы стандартизации и до сегодняшних дней продолжают расширять свои рамки, пластику и формы.  Наверное, именно с того времени суть понятия «искусство»  в какой-то мере «разошлась» с одним из своих изначальных «словарных» значений (artificial – «неестественное, искусственно созданное», против natural – «природное»), и стало более естественным в плане следования в процессе творчества своему подсознательному, интуитивному вдохновению, а не «заказным шаблонам эпохи».

Подчинение искусства рациональным правилам зачастую означает создание строгой математической модели творческого самовыражения человека. Этакого идеального субстрата, внутри которого все предельно точно, предсказуемо и управляемо. Вот только стерильность эта немного угнетает. И даже профессор математики Кэрролл в своей «иррациональной» ипостаси – в виде птицы Додо – говорит, что «правильность формы несущественна». А иногда, в применении к реальному миру, количество парадоксов и исключений из правил ставит под сомнение существование самого правила…

Это вовсе не призыв к творческому нигилизму и анархии: роль классических форм любого вида искусства – как литературы и архитектуры, так и танца – трудно недооценить. Но и заигрываться с классическими канонами – это наступать на горло собственной свободе творчества. Давно доказано, что большей красотой, стойкостью и выживаемостью отличаются особи, происходящие от смешанного «родительского материала». Ведь чем более богат изначальный материал, тем больше ярких и красочных комбинаций из него можно получить. И чем больше свободы творчества ты изначально себе позволяешь – тем больше форм в итоге создаешь…

  Вниз по кроличьей норе

 Сегодня танец – это движение и состояние, это чувство и слово, это эмоция и рассказ, это отражение внутреннего мира человека, который не является ни целым числом, ни аксиомой, ни исключительно сознанием. Это – безграничный бессознательный опыт всего человечества, выраженный через субъективное движение индивидуума в данной точке, как реакция на текущую ситуацию. И что с этим может сделать продуктивное мышление? Попытаться вписать в уже имеющиеся рамки? Сравнить с каноном и затем отвергнуть как нечто, что не имеет право на существование, так как не вписывается в параметры заданной матрицы?

Танец в мире первобытной магии был каноничен, ибо это был ритуал, результат которого человек племени связывал с необходимостью четкого соблюдения прописанной последовательности действий. Сегодня, когда танец существует отдельно от науки и религии, мы знаем, что движение солнца по небосводу не зависит от того, сделаете вы сначала правый, а потом левый поворот, или наоборот. Тогда почему бы не удовлетвориться описательно-рекомендательной классификацией, которая указывает на базовые отличия и основные технические элементы того или иного стиля, создает канву, на которой каждый имеет право вышить свой собственный рисунок? А потом отпустить себя, потерять голову и следовать за Белым Кроликом – в тот мир, где ты – это действительно ты, и где ты можешь просто танцевать, а кот имеет право улыбаться просто потому, что он – Чеширский…

 © Елена Пихуля, УФТ, Школа Трайбл культуры, 2010-2012